Об авторе
Контакт
На главную
Литература
Политика и жизнь

Недавние комментарии...

 

Домашние животныеЗАГОВОР ЧЕТВЕРОНОГИХ

Животные, по всем правилам, не должны обладать душой и другими проявлениями бессмертного духа. Но очевидно, он всё же существует - всемирный еврейский заговор, ибо в Израиле даже собаки теряют свою природную сущность. Они не облаивают незнакомцев, а самые свирепые породы обходятся без поводков и намордников.
После московских впечатлений, где каждый друг человека мечтает разорвать любого встречного, а хозяева никак не уступают своим любимцам в свирепости, израильские псы кажутся воплощением вселенского гуманизма. В зоологических магазинах можно купить любое достижение собачьей цивилизации кроме намордника. Только, ради бога, не верьте печальным историям о безработных, поедающих собачьи консервы. На святой земле собачий корм стоит дороже человечьего. И не пытайтесь в этих местах обнаружить дворняжку. Вообще-то собак этой породы достаточно много, но у всех имеется заботливый хозяин и металлический номерок на ошейнике, так что не каждый осмелится на пренебрежительные высказывания об их происхождении. Однако породистых собак, когда-то выведенных и натасканных в охоте на человечину, значительно больше, но и они без всякого интереса взирают на ноги прохожих. Израильская мода на шорты не вызывает у них особых ассоциаций. Наибольшая степень агрессии, которую они могут себе позволить - это облизнуть пятку зазевавшейся красавицы на Тель-Авивском променаде.
Однако один раз я сам стал жертвой их первобытных инстинктов. Лохматый сверх всякой меры Чау-Чау, принялся облаивать меня утробным басом. Наслышанный о низком интеллектуальном потенциале этих созданий, я замер на месте, но пес продолжал лаять припадая на месте и виляя хвостом. Посчитав последнее обстоятельство благоприятным признаком, я продолжил путь и в этот момент лохматый бандит умудрился в одном прыжке облизать своим синим языком всё лицо, включая очки и уши. А навстречу уже мчалась встревоженная дама, чтобы обтереть благоухающим платочком мою недостойную физиономию и отругать своего Боя. Кстати, любой иностранец с ужасом убеждается, что все собаки носят одно и то же имя. Зовут их вне зависимости от породных или конфессиональных различий одинаково - Бой, (даже тех, кого по всем признакам можно считать девочкой) и собаки вполне вежливо откликаются на свое стандартное имя. Только после некоторого знакомства с ивритом, становится ясно, что "бо-и" это не имя, а глагол, что-то вроде "пошли". А кличка собаки обычно не произносится при посторонних, хотя возможно, что она не звучит и в конфиденциальной обстановке. Так средневековые менестрели хранили имя своей возлюбленной.
По советским стандартам, главная ценность собаки заключалась в ее боевых качествах. Поэтому профессиональные торговцы выдумывали особые страшилки  о своем товаре. В большой моде были истории о Гиммлере, Геббельсе и прочих деятелей III Рейха, занимавшихся селекционной работой. Часто в том же ряду оказывался Берия. Все российские владельцы ризеншнауцеров твердо убеждены, что сам Лаврентий Павлович занимался выведением породы и конечно же, работа проводилась "по личному указанию товарища Сталина" для использования в лагерях. Якобы собачки новой породы очень ловко хватали непослушных зэков за гениталии, категорически отказываясь разжимать челюсти и каждый владелец ризеншнауцера был очень горд именно этим обстоятельством. Однако самые зловещие истории ходили о питбуль-терьерах. Хозяева этих созданий никогда не скупились на веселые истории о покусанных насмерть хозяевах и съеденных без остатка младенцах.
В Израиле пользуются успехом совсем другие истории и поклонники всевозможных пород твердо убеждены, что именно его пес предназначен для спасения замерзающих путников, пострадавших от землетрясения или утопающих. Собачка любой породы не только теряет в Израиле свою свирепость и кровожадность, но и не меняет свою родословную. Вот и не верь после этого во всемирный еврейский заговор.
Однако израильские кошки - это особый разряд животных. Видимо их связь с бенгальскими тиграми и африканскими львами намного прочнее и  ближе, чем у других представителей кошачьей породы. Не пытайтесь приманить или погладить какую-нибудь Тель-авивскую или Хайфскую киску. В лучшем случае отделаетесь небольшим кровопусканием, хотя угощение они от вас примут и тут же с брезгливой гримасой, примутся поедать его без всякой благодарности и низкопоклонства. И не дай бог, если где-то поблизости ее котята. Защитница своего потомства встанет на пути и воспроизведет такое грозное шипение, по сравнению с которым рык голодного льва покажется простым мяуканьем. Поневоле придется обойти свирепую мать третьей дорогой.
Только один раз в одном из мошавов недалеко от Нетании я встретил мирное животное этой свирепой породы. Рыжая кошечка с кокетливым ошейником подозвала меня робким мяуканьем и заглянула в самую глубину моей души ясным взглядом голубых глаз. Затем, получив молчаливое согласие, она вспрыгнула на руки и разразилась таким криком души, который даже обладатель каменного сердца не осмелился бы обозвать мяуканьем. В одном звуке содержалась целая повесть о страданиях одинокой души и торжественное обещание бежать на край света и разделить со мной всю оставшуюся жизнь. В этот момент на крыльце виллы показалась ее хозяйка с печеночным паштетом и коварная обманщица, позабыв все клятвы и обещания, ринулась ей на встречу. На моих руках остались лишь несколько царапин от ее острых и безжалостных когтей.
Израильские лошади - тоже особая порода животных. По сути дела, это даже не лошади. Грешно обижать сказочных персонажей такими обыденными словами. В Израиле водятся одни только кони. Те самые арабские жеребцы, от которых, как от взгляда красавицы в толпе, захватывает дух  при случайной встрече. Их лица (язык не поворачивается назвать мордой) несут в себе особую тайну. Становится ясным, отчего отдавали нескольких наложниц за одного коня. Однако, коренные израильтяне испытывают совсем другие чувства. Молодые люди восседают на конях так обыденно, будто под ними пошлый Harley Davidson или трескучий Kawasaki. Вместо того, чтобы впасть в молчаливый акт созерцания, они заняты обычной беседой. И не стоит думать, что участники конной прогулки по вечернему пляжу наследники миллионных состояний. Они простые члены клуба верховой езды. Такие же  красавцы пасутся на лужайках заурядных киббуцев или бесятся за оградой виллы в отдалённом мошаве.  Даже запряженные в телегу кони выдают своё благородное происхождение. Подвозя к базару нагруженную доверху подводу и оскорблённые ударом кнута, они так же гордо сверкают взором, как бывший профессор, освоивший профессию дворника.
А птицы! Почти каждое израильское "небесное создание" достойно иллюстрированной монографии или сюжетной анимации, но о них поговорим в следующем номере, если на то будет читательская воля.

HTML Comment Box is loading comments...